Привязанность к родителям у детей от 1 до 3 лет

Привязанность к родителям у детей от 1 до 3 лет Что же меняется во взаимоотношениях «родитель – ребенок», когда малыш достигает этого ужасного кризиса 2-х лет? Научившись ходить, он уже умеет управлять своей физиологией, но еще сильно зависит от вашей помощи в регулировании своих эмоций.

Эмоциональные центры коры головного мозга у ребенка еще в стадии развития. Ирония в том, что, хотя малыши этого возраста стремятся активно исследовать мир, их крылья начинают развиваться только на основе надежной связи с нами.

Проводится множество исследований о влиянии крепкой связи с родителями на последующую жизнь, включая лонгитюдные исследования, т. е. такие, которые прослеживают эффект привязанности в детстве на протяжении многих лет. Они начались сорок лет назад, и теперь мы располагаем их результатами. Дети 1-3 лет, у которых была надежная привязанность к родителям, становясь старше, легче устанавливают отношения со сверстниками, гибче и устойчивее к стрессам, лучше справляются с трудностями в любых сферах жизни, от учебы до социальных взаимодействий.

Оценка привязанности к родителям

Эксперимент «Странная ситуация» состоит в отделении малыша от родителя на короткое время в ситуации, которая для него непривычна, что создает стресс для ребенка. По реакции на такую ситуацию исследователи классифицируют малышей пятнадцати месяцев следующим образом:

Спокойные – эти малыши протестуют против отделения от родителей, но быстро успокаиваются, когда отец или мать вернулись. Известные как «дети, имевшие надежную привязанность», они испытывают стресс от разлуки, но верят, что, когда их родители вернутся, они защитят их и успокоят. Исследования показывают, что у таких детей лучшие отношения с родителем, с которым есть надежная связь, но это не единственный вывод. По мере взросления такие дети лучше адаптируются почти в каждой сфере – от академической до межличностной.

Сопротивляющиеся/неуверенные/озабоченные – такие дети тоже протестуют, когда их разлучают с родителем, но они отклоняют помощь и успокоение, когда родитель возвращается. Очевидно, они сделали вывод, что в удовлетворении их нужд на родителей не всегда можно полагаться, и им трудно принимать их помощь. Они злятся, словно родители отказывают им в том, в чем они нуждаются. Взрослея, эти дети сосредоточены на поиске утешения и поддержки в отношениях, но из-за сильной потребности в этом часто склонны создавать не приносящие удовлетворения сложные отношения. Их озабоченность поиском любви не оставляет энергии для других соответствующих возрасту задач, например учебе или опробованию своей независимости. В попытке компенсировать потребность в привязанности такие дети часто бывают полностью зависимы от отношений со сверстниками.

Избегающие – такие дети могут не протестовать против отделения от родителей и не ищут их утешения и поддержки по возвращении. Они не демонстрируют потребности в утешении и поддержке, естественной для их возраста, потому что, по-видимому, считают, что эта потребность не может быть удовлетворена в отношениях. Хотя в таких лабораторных условиях они кажутся более независимыми, дома и в школе они такими не являются: наоборот, воспитатели детских групп выделяют их как более плаксивых и требующих больше внимания, чем другие дети их возраста.

На самом деле физиологический мониторинг во время эксперимента показал у этих детей повышение частоты сердечных сокращений и уровня кортизола, что означает, что они очень расстраиваются, когда их родитель уходит, хотя и научились это скрывать.

Повзрослев, эти одинокие дети начинают считать свои эмоциональные потребности пугающими и переполняющими их, и это их подавляет. И если они не смогут с помощью терапии или трансформирующего опыта любви изменить себя, то их способность к близости может так и не развиться. Они могут быть очень успешны в учебе или спорте, но неспособность устанавливать отношения мешает им развиваться в обществе и быть счастливыми.

Кажется невероятным, но пятнадцатимесячный малыш уже сделал выводы о том, как работают отношения и как удовлетворять свои межличностные потребности. Если ничего не случится, эти выводы и стратегии он будет использовать всю оставшуюся жизнь.

Предположим, у нашего гипотетического пятнадцатимесячного малыша есть крепкая связь с родителями. Он знает, что может рассчитывать на их поддержку и чуткое отношение к его потребностям. Теперь он уже умеет ходить и становится настоящим исследователем окружающего мира. Ему все еще нужны родители? Отчаянно нужны.

Попробуйте простой эксперимент

Пойдите с ним на детскую площадку и сядьте на скамейку рядом с песочницей. Играя, он время от времени будет посматривать на вас, чтобы убедиться, что все в порядке. Пересядьте на другую скамейку, на таком же расстоянии от ребенка. Вы видите его и, если будет нужно, можете сразу позвать его; он вас тут же увидит, и вы помашете ему рукой. Как ведет себя малыш, когда вы изменили положение? Продолжает ли он играть? Нет. Он нахмурился. Может быть, даже заплакал. Наверняка он позовет вас или придет сам. Он «зарядится» – обнимет вас – и только тогда вернется в песочницу. Что произошло? Ему нужно было переориентироваться.

 (голосов: 0)
Просмотров 984 | 6-10-2014 | Напечатать



Написать комментарий:


Текст комментария:

Войти на сайт ...

Имя пользователя :
Пароль :
Забыли пароль? Регистрация

Объявления:

Читаете ли вы сказки на ночь своему малышу?
Да, регулярно
Да, но не всегда
Очень редко
Не читаю

Голосовать

Результаты